Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Vestibulum mauris arcu, bibendum eu semper at, malesuada at turpis. Sed non felis augue. Nunc eget tellus tellus. Donec elementum pellentesque vulputate. Maecenas pretium sodales nisl, nec viverra massa viverra ornare. Suspendisse ac tortor mauris. Nam enim mi, imperdiet a massa at, venenatis dictum sem. Fusce sed ipsum eget nisi finibus fermentum eu a quam. Quisque sagittis quam quis leo luctus, a fermentum leo viverra. Curabitur a urna cursus, porta justo id, rhoncus turpis. Maecenas in vulputate leo, eu ullamcorper orci. Praesent vitae arcu magna. Donec at gravida massa, sed tristique lacus.
    кроссовер | 18+ | эпизоды    

Тсс, прислушайся. Ты слышишь? Элла Фицджеральд тихонько тянет «Summertime and the livin' is easy...», ветер колышет тонкие ветви ивы, негромко джаз забирается тебе под кожу. Кроссовер «Джаз» раскрывает свои объятия, чтобы ты – именно ты! – начал свою завораживающую историю, полную приключений и по-настоящему глубоких чувств.

jazzcross

Объявление




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » jazzcross » that’s my home » live with me forever now


live with me forever now

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2HTSv.jpg

Нормандия — Цитадель — Терминус

commander

calibrator

Коль нет цветов среди зимы, так и грустить о них не надо.
Они оба знают, что у всего в мире есть своя цена. У счастья тоже. Джейн понимает, что ей никогда не услышать, как её ребёнок скажет первое слово, потому что у неё не будет детей. Гаррус знает, что никогда не сможет вырастить сына, похожим на себя, потому что это попросту невозможно. Они солдаты, а впереди ещё тысячи лет необъявленных войн, от которых им не сбежать. Им попросту нельзя, даже если бы возможность и была. Те, кто ежедневно стоят на передовой, не должны рисковать чужими жизнями, разрушая их. Они оба как будто бы приняли это и просто смирились. Но, кажется, случай распорядился иначе.

0

2

[У ВАС НОВЫЙ ВХОДЯЩИЙ ЗВОНОК]
- Я получил снимки, да. Он прекрасен, Тали. И его маска... той же расцветки, что и твоя. Как две капли!
- Ты льстишь мне, Гаррус. Но вообще так и было задумано.
- Не сомневался в этом. Значит, визит откладывается?
- Ты же знаешь, сколько с детьми возни, особенно... с кварианскими.
- Если честно, то понятия не имею и не очень хочу знать.
- Правда? Все не так плохо, как тебе рассказывали, Гаррус. Дети милые, особенно когда спят. Вы с Шепард не...
- Нет, нет... мы... у нас много дел, знаешь... Я ведь опять сменил работу. Да и Шепард не хочет. На Нормандии  и так слишком много шума. И у нас есть Джокер!
- Гаррус, не смеши, мне сейчас противопоказаны резкие мышечные сокращения.
- Смеяться всегда полезно.
[СИГНАЛ ПОТЕРЯН]
   Показатели передачи данных едва мерцали, как и каждый раз, стоит Нормандии покинуть пределы Терминуса. Кварианский Флот уже давно отошел от Вуали Персея, но на территории Тварерса появлялся редко в силу непростых отношений с Советом еще со времен войны со Жнецами. Несколько инцидентов с плантациями и сокращение финансирования Ранноха привели к тому, что колонии в пределах Терминуса остались без малейшей охраны, то и дело терпя нападки разных групп наемных организаций.
[ПОИСК СИГНАЛА...]
[У ВАС НОВОЕ СООБЩЕНИЕ]

[Тали]: Очередной скачок напряжения после последнего нападения ворка. Если Нормандия уже в Траверсе, то созвонимся в другой раз.

   Пальцы застучали по лазерной клавиатуре. Гаррус привык писать так быстро, что сообщения отправлял за несколько секунд - все было в долгих годах практики в виде отчетов СБЦ или Примарху. Несколько лет как он теперь независимый наемник и, как говорит Джокер, бизнесмен, учитывая личную разведгруппу и отряд специального назначения, поэтому без бумажной работы не обходится и здесь, и набирать текст для него так же просто как дышать.

Принято. Обязательно позвоню, как будем здесь в следующий раз.

[ОТПРАВКА СООБЩЕНИЯ...]
[СООБЩЕНИЕ ДОСТАВЛЕНО]
   Гаррус откинулся на спинку стула и подложил руки под голову. Калибровка не требовала в данный момент его внимания, а к обеду подниматься еще было рано, так что у него оставалось еще несколько минут на то, чтобы просто расслабиться. Потом ему нужно будет разобраться с отчетом, который он получил вчера от помощника Примарха с пометкой [секретно]. Виктусу снова нужна была консультация, а у Гарруса до сих пор не хватало духа пресечь эту гуманитарную помощь. Совесть то и дело мучила его, хоть для Палавена он сделал столько, сколько не сделало большинство турианцев вместе взятых. Когда-нибудь патриотизм его погубит.
   Он свернул вкладку со снимками новорожденного малыша Тали, открыв новое письмо, но, начав читать, почувствовал, что не понимает ни слова. Опять какие-то стычки с людьми недалеко от их колоний в Пределе Кеплера. Какой-то корабль столкнулся с кроганской испытательной группой в системе Дранек. Сын бывшего турианского военачальника перенес военную службу на Цитадель, но его пригласили в элитную частную компанию в качестве инженера, и теперь высшее руководство ломает голову, как записать официально его место окончания службы. Это действительно должен решать Примарх?
[ПОИСК СИГНАЛА...]
[ИСХОДЯЩИЙ ВЫЗОВ...]
- Ты серьезно думаешь, что я буду заниматься такой мелочью? Я бы понял, если бы вопрос касался тех человеческих колоний, даже помог бы решить проблему с кроганами, но...
- Видимо, отправил по ошибке. Но было бы великолепно, если бы...
- Примарху следовало бы найти себе нескольких консультантов по разным вопросам.
- Ты же знаешь, что не все вопросы могут решить консультанты, здесь нужен практик. Вот если бы ты согласился...
- У вас хватает военных. И даже хватает наемников. Я не могу покинуть борт, моя жена...
- Получит отличную должность здесь. Гражданскую, если хотите, чтобы не возникало трений по поводу ее работы на Альянс. Так что скажешь по поводу...
[ЗВОНОК ПРЕРВАН]
[У ВАС НОВОЕ СООБЩЕНИЕ]

[Гастиус]: Вакариан, ты тут?

   Больше всего на свете хотелось ответить "отвали", но Гаррус просто скрыл окно сообщений, снова развернув снимок Тали с ребенком. В чем красота кварианских детей, которых все равно не видно в этих масках, он понятия не имел, но фотография умиротворяла его и приносила явно больше успокоения, чем эти дурацкие вопросы помощника Примарха. Он даже не сразу услышал, как за спиной открылась дверь. Чья-то тень накрыла экран дисплея, а на плечах Гаррус почувствовал теплые женские руки. Непроизвольно он улыбнулся, двигая жвалами.

+1

3

Soldier keep on marchin' on
Head down til the work is done

Джейн устало смотрит перед собой, выпадая из реальности. Системы работают в штатном режиме, команда справляется и без неё. За столько лет они притёрлись достаточно, чтобы не сотрясать попусту воздух. Это позволяет ей окунуться в собственные мысли и там, увы, ничего хорошего её не ждёт.
Шепард пытается не сожалеть, но, оказывается, это не так-то просто. И где она ошиблась в расчётах? Весь мир был у её ног, а она выбрала самую прямую дорогу, самую короткую, но и самую трудную. Вышло то, что вышло. Она герой, чьё имя едва ли сойдёт с чужих уст теперь когда-либо и вот она здесь, но что-то как будто царапает изнутри.
Несмотря ни на что она всё ещё жива. Столькое позади, а она всё ещё дышит. Следовало бы быть благодарной, да не получается. Гаррус тоже с ней, но и от этого только больнее как будто.
Джейн часто спрашивает себя: — Разве мы не счастливы?
И не находится ни единой причины, чтобы ответить «нет», но и «да» почему-то не получается. Как будто для них попросту нет счастливого конца.
Все давно покончили с бесконечными войнами, осели и нашли свой тихий уголок, а она всё ещё на передовой. И Джейн знает, что единственная причина для такого решения состоит в том, что выбрать что-то другое попросту не получится. Этой мысли хочется избегать, когда всё в порядке, но она упрямо лезет в голову. Тихий гул системы вентиляции убаюкивает, даря ей почти реальные видения того, что могло бы быть, знай история сослагательное наклонение.
Где-то совсем далеко отсюда. Свой дом, улыбки... дети. Нет. Шепард шипит, вырываясь из вязких мыслей, а те липнут к пальцам и давят на грудь. Получается глупо.
Она знает, что такова цена. Разве не сама согласилась её выплатить? Она прикрывает глаза и делает глубокий вдох, чтобы успокоиться. Не хватало ещё, чтобы кто-то увидел её такой.
Ложь. Не кто-то, а Гаррус.
Шепард изо всех сил скрывает от него эти мысли, не желая ранить или потерять его. Дети — это только шестерёнки, лишь деталь и они ей не нужны. Она же солдат, её место здесь, как и всегда. Они вполне справляются. Ну, или неплохо делают вид. По крайней мере, она.
Врать себе всегда непросто. После стольких смертей, пройденного кошмара и едва тлеющего огонька надежды отчаянно хочется чего-то ещё. Это ведь шанс сделать этот мир лучше. Джейн представляет как сын мог бы вырасти похожим на Гарруса и поджимает губы.
Откуда такая девчачья глупость во взрослой женщине? Это ведь невозможно. Этого никогда не будет. Ах, если бы так просто было перестать желать несбыточного!..
Джейн вздёргивает подбородок и смаргивает подступающие слёзы. Всё происходящее кажется ей безумием. Она так старается избавиться от этих мыслей и идей, что только ходит по кругу к ним же и возвращаясь. Это уже слишком.
И она просто покидает своё место, словно пытается убежать. Вот тебе и герой войны. Шепард чувствует себя маленькой девочкой, которую нужно защищать и прежде всего от самой себя. Она грустно улыбается и обещает себе, что это в последний раз. Больше никаких нелепых неправильных мыслей. Если она будет занимать голову чушью, Нормандия развалится. Приходит глухой отголосок злости, а это уже более знакомая эмоция, она знает что с ней делать и становится чуть легче.
Но идеи найти мужа она не оставляет, лавируя среди коридоров и поворотов. Это должно успокоить, она верит, что это поможет. И поэтому Шепард тихо входит в открывшуюся перед ней дверь, пытаясь вытащить весь страх из подреберья.
Всё так знакомо и это кажется уютным. Она упирается взглядом в затылок Гаррусу и выдыхает. Кто бы мог подумать, что от такого становится легче?
Улыбка сама просится на лицо и она уступает, осторожно обнимая мужа и заглядывая ему через плечо.
И улыбка гаснет. Она рада за Тали, но... А что но? Она ведь обещала себе об этом не думать.
Проходит несколько мучительно долгих секунд прежде чем ей удаётся вернуть самообладание. Почти получается, но только почти.
О, во имя всего святого! Джейн Шепард, ты собралась врать мужу?
Нет. Нет, это вовсе не ложь. Это просто... об это трудно говорить. Или она пытается себя в этом убедить. Джейн не хочет причинять никому боли и прикладывает для этого все усилия, даже если это значит причинять боль себе.
Говорил с Тали? — получается чуть тише, чем она рассчитывала. — Как она?
Грусть ощущается так остро, что Джейн становится трудно дышать. Иррационально и всё же возможно. Это не зависть, она в самом деле рада за Тали, но это напоминает ей о недостижимом. По борту Нормандии никогда не будет бегать маленький Вакариан.
Она невольно представляет себе маленького любопытного турианца с чертами мужа, которого Гаррус мог бы научить калибровке, и старается выдохнуть как можно тише, чтобы было похоже на усталость. Жалеть себя не хочется. Шепард пытается отрешиться от этих глупостей. Зачем желать того, что не сможешь получить? Она боится упустить что-то важное. То, что имеет. Это ли не всё, что ей нужно? Гаррус рядом, она всё ещё на Нормандии и кошмар остался позади.
Самоубеждение работает. Не то чтобы исправно, но это лучшее, что она может себе предложить. Зачем искать того, чего нет, если прямо сейчас она действительно счастлива? К чему эти стенания по несбыточному? Шепард и сама не знает. Ей безотчётно хочется чего-то большего, но это не сказка. Чудес не бывает. Она уверена, что если до последнего цепляться за свой прагматизм, то в конце концов это поможет.

0

4

[У ВАС НОВЫЙ ВХОДЯЩИЙ ЗВОНОК]
[ОТКЛОНИТЬ]
   Гаррус вздрогнул, ощутив на шее теплое дыхание. Он плохо различал людской запах, но Джейн пахла по-особенному, и каждый раз это действовало на него... своеобразно. Руки ее были такими нежными и мягкими против грубого турианского панциря, и это делало Шепард такой хрупкой, что порой было страшно даже обнять ее. Разумеется, Гаррус никогда об этом даже не пытался говорить, боясь оскорбить жену, назвав ее слабачкой. Так-то она ему в этом случае покажет, что может надрать задницу любому, даже прославленному Архангелу, которого так боится весь Терминус.
   И все же он осторожен: осторожно разворачивается и так же осторожно прижимает Джейн к себе. Обычно Гаррус никогда так не делает - они солдаты, и подобное поведение только разнеживает их, делает мягкими и слабыми. Но даже после войны со Жнецами они не имеют права такими быть.
[У ВАС НОВЫЙ ВХОДЯЩИЙ ЗВОНОК]
   Гаррус дернулся и развернулся обратно к экрану. Гестиус, кажется, совсем на голову полез.
[ОТКЛОНИТЬ]
    - Прислала несколько фотографий, глянь, - он открывает папку с полученными файлами, медленно листая свежие снимки; на них Тали держит на руках младенца, а за спиной стоит муж, обнимая ее за плечи. - Будь я проклят, если скажу это, но они чертовски милы.
   Вот и все, что Гаррус вообще имеет права сказать. С Шепард они завести детей не могут - его семя не подходит для человеческой яйцеклетки, но дело даже не в этом. Солдаты редко заводят детей, особенно если они - герои затяжной войны, едва не закончившейся полным истреблением всего живого. То, что они не погибли - уже подарок судьбы, позволившей им быть вместе и разделить остаток своих дней на двоих, так могут ли они просить большего?
    - Она говорит, что он уже умеет ползать, но я ей не верю. А вообще... когда там дети начинают ползать?
   Это был риторический вопрос, и Гаррус знал, что Джейн не ответит. Свернув окно с фотографиями, он снова повернулся к жене и провел пальцами по ее светлой и мягкой щеке, стараясь не зацепить волосы.
    - Наверное, после двух бутылок кроганкого ринкола в лучшем случае, - жвалы слабо дернулись в едва различимой улыбке. - Кстати, может, и нам стоит? Последний клиент подарил несколько коллекционных... Та, что с Элиума - вообще вещь, хотя я даже не знаю, кто там ее производит.
[У ВАС НОВОЕ СООБЩЕНИЕ]
   Раздражающий звук уведомлений... раздражал. Прижимая Джейн к себе, Гаррус только вздохнул, но вместо того, чтобы проверить, кому еще внезапно понадобилась его помощь, склонился к лицу жены и кончиком языка мазнул по ее губам. У людей это вроде как называется легкий поцелуй, но ввиду отсутствия у турианцев губ, Гаррусу приходится выкручиваться. Поначалу было забавно и нелепо, но сейчас они привыкли. В конце концов, длина языка (приличная... до неприличия) компенсировала губы сполна.
    - Мистер Вакариан, вам пришло срочное сообщение. Касается работы... - EDI знала свою работу хорошо, и даже нежности между командором и ее мужем никогда не отвлекали от передачи важной информации.
   Пожимая плечами, Гаррус немного разочарованно отстранился и снова развернулся к экрану.

[UNKNOWN1]: MAYDAY! MAYDAY! MAYDAY!
Требуется срочная ...мощь колонии по координатам [1002.437.367.235'12.48.44 - 854.393.493.499'65.88.35], пред... Исмар, система Файя, ...анета Зоря. Общая тури... колония подверглась атаке Синих ...тил. По последн... данным выживших насч... менее 970 особей. Прошу направить...

   Гаррус закрыл сообщение, даже не дочитав. Развернувшись к Шепард, он не ответил ничего, вместо этого обратившись к EDI и Джокеру.
   - Мы как раз мимо пролетели, давайте разворачиваться. Координаты вы знаете. - Положив руку на плечо Джейн, Гаррус добавил уже тише: - Как только я вернусь...

+1

5

Don't you dare look out your window,
Darlin, everything's on fire.
The war outside our door keeps raging on

Шепард слишком много лет провела в строю. Солдатская манера поведения становится не второй, а первой натурой с годами, ничего другого не оставляя взамен, она только забирает: слова, чувства — всё лишнее, всё, что не нужно на передовой и можно отсечь.
И Джейн становится изнутри хрупкой девочкой, зажатой и неловкой. Она стреляет точно в цель и если бьёт, то наверняка, у неё нет и намёка на страх в глазах пред лицом опасности, но она совершенно не знает что делать со своими эмоциями. И страшно их стесняется. Знает, что это нелепо, но ничего не может с собой поделать. Иногда проще молчать , чем искать слова. Каждый раз она внутренне сжимается в крохотный испуганный комочек, когда речь заходит о чувствах, будто её могут ударить.
Поэтому она прикрывает глаза и доверчиво жмётся к Гаррусу, позволяя себе вольность. Совсем немного тепла среди строгой собранности, которая уже давно стала ей бронёй.
С экрана на неё смотрит Тали и Шепард ищет утешения. Она скорее бросится под пули, чем произнесёт это вслух, конечно. Привычка быть сильной начинает походить с годами на худшее из всех зол. И в то же время моментально мобилизует. Звонок, который Вакариан игнорирует, заставляет её собраться.
И она почти благодарна тому, что отвлёк её мужа, кто бы это ни был, за то, что Гаррус не видит её лица, когда листает фотографии. Идеальное спокойствие застывает маской и моментально трескается. Непрошенная улыбка выглядит грустной. Джейн борется с собой и ничего не может с этой горечью поделать. Похоже, самый страшный враг — это ты сам.
Смех получается почти и вправду весёлым. Два солдата, у которых никогда не будет детей, болтающие о том, как мило выглядят кварианские дети, та ещё шутка. Но малыш кажется Джейн действительно милым. Не то чтобы она понимала всю эту особую прелесть и обычаи, но она могла понять Тали. Счастье, которого сама была навсегда лишена.
Кадры мелькают на экране один за другим и ей становится дурно. Недостижимая наивная мечта смотрит на неё и Джейн хочется спрятаться. Она старается успокоиться, но секунды утекают слишком быстро.
Таким, как она, по определению нельзя иметь детей, это возможность, которая должна остаться не использованной в любом случае. Джейн впервые в жизни хотела бы иметь выбор. Она знает, что на передовой детям не место и понимает, что ей в любом случае никогда не быть матерью, но так хочет семью. Глупое желание читать на ночь, выучить колыбельные. И хуже всего то, что это могут все, кроме неё. Кроме них.
Иногда Шепард думает о том, что только мучает Гарруса и прячет подступающие слёзы в уголках глаз. Она думает, что он заслуживает чего-то лучшего, большего. И она не может этого ему дать. Она боится, что однажды он устанет и просто уйдёт. Боится, что когда-нибудь он обвинит её в этих зря истраченных годах. И единственное, что Джейн знает, что если он заговорит об этом, ей придётся его отпустить, как бы это ни было больно. Она надеется, что этого никогда не случится. Это выглядит страшнее, чем война. Там она знает что делать, а как вести себя, если однажды муж скажет, что она не достойна его?
У неё дрожат руки и она сжимает их в кулаки, едва успевая улыбнуться, прежде чем Вакариан вновь поворачивается. У него жёсткая кожа и крепкий панцирь, она так привыкла к этим грубоватым прикосновениям и ластится, точно котёнок, выпрашивающий тепла.
В ней едва хватает сил, чтобы чуть пожать плечами в ответ на вопрос. Джейн не знает, когда дети начинают ползать. Она ничего о детях не знает, совсем.
Гаррус смешит её и едва ли найдутся слова, чтобы выразить благодарность. Шепард тихо смеётся и что-то в ней расходится, напряжение отпускает. Ощущение, что кто-то сдавливал ей горло, проходит, говорить становится легко.
Идиллию обрывает звук входящего сообщения. Она к ним уже привыкла. И почти не обращает внимания, особенно, когда муж так близко. В самом деле, эта близость и редкие моменты затишья почти снимают её внутреннюю броню.
Она улыбается, чувствуя прикосновение к губам, и раскрывает их Гаррусу навстречу. Когда-то, когда это случилось впервые, она совсем не знала как себя вести, нелепо хихикала, точно глупая девочка, а теперь замирала на месте, поддаваясь ласке. И лишь изредка думала о том, что хотела бы возвращать эти поцелуи. Получалось не совсем так, как она хотела, но всё-таки. Джейн не впервой было встречаться с трудностями, а в случае с Вакарианом она была готова столкнуться с чем угодно и преодолеть это. Они столько прошли, чтобы наконец быть вместе, и было бы глупо позволить хоть чему-то в этом мире разлучить их.
Но мысль пришлось оборвать. Мимолётное ощущение абсолютного спокойствия исчезло, будто стёртое голосом IDE. Пришлось вернуться в реальность.
Она скользнула по открывшемуся на экране сообщению взглядом, даже не вчитываясь. Не было необходимости. И всё лишнее улетучилось. Шепард была солдатом, всегда ожидавшим опасности и те не любили заставлять себя ждать.
Её плечи заметно расправились. Военная выправка заявляла о себе особенно остро в такие моменты. Она приподняла подбородок, кивая мужу.
И Джейн никогда не была сентиментальна, но слова вырвались прежде, чем она успела осознать что произнесла: — Будь осторожен...
Даже после всего, что они оставили позади, вселенная не превратилась в райский уголок и была полна опасностей. Они всё ещё могли друг друга потерять. И её пугала эта мысль.
Всё остальное теряло важность, когда речь заходила о жизни Гарруса. Они столько вынесли не для того, чтобы просто умереть. Джейн обещала ему всю свою жизнь и хотела верить, что та будет долгой.
Испуг отразился на её лице всего на несколько секунд, сразу же сменившись маской абсолютного спокойствия. У них всегда было только «когда» и никакого «если».
Она вздохнула и молча вышла, кораблю был нужен его капитан. Шепард просто не знала что говорить и почти сбежала. Она даже была рада тому, что этот мучительный разговор о детях был прерван и ей не пришлось и дальше делать вид, что всё в порядке.
Гаррус этого не заслуживал. Она не хотела, чтобы он когда-нибудь об этом узнал. Он столько вынес и она просто не могла себе представить, что он почувствует, если услышит когда-нибудь, что она хотела бы ребёнка. Как смешно будет звучать это желание и как оскорбительно и обидно? Вакариан сделал её счастливой, о большем не следовало и мечтать.
Среди всей этой бесконечной войны он подарил ей покой и радость просто жить. Она не простила бы себе, если бы обидела его.
И следовало подумать о том, что может ждать их на Зоре. Слава давно опережала Синие светила. Их жестокость ни для кого не была секретом.

0

6

.   Он будет осторожен - как и всегда. Они с Шепард теперь не имели права совершать глупости, особенно на поле боя. Ведь пережить столько всего ради того, чтобы погибнуть от рук Синих Светил... У Гарруса с ними личные счеты. Стоит понимать, что попадись им Архангел живой, они его просто так не отпустят. Если вообще отпустят.
   Он коснулся языком щеки Джейн, не говоря ни слова. Вместо прощания просто махнул рукой и кивнул Кортезу. Нормандии не нужно было идти на посадку, особенно когда у Шепард была другая работа, и каждая минута стоила чьей-то жизни.
   Отряд был небольшой, но Гаррус отобрал на эту операцию самых лучших. Следовало бы построить для них уже отдельных отсек, а не ютить всех в отсеке для транспорта. Один плюс - Джеймсу было с ними не скучно, и он даже научился закрывать глаза на то, что почти все были турианцами.
   После Сидониса Гаррус опасался доверять кому-либо настолько, чтобы превозносить над остальными, поэтому правой рукой были все по очереди. Сегодня =- его старый товарищ, знакомый еще с тех времен, когда они оба работали в СБЦ. Хороший солдат, прямой, но немного глуповат по части работы с наемниками. Но свое дело знал хорошо и стрелял почти так же метко, как и сам Архангел.
   Трудно было не слышать, как молодняк только так и называет своего босса. Гаррус не обижался, хотя запретил себя так называть с самого первого дня. Не он давал себе это прозвище. Но даже Шепард иногда подтрунивала над ним, но ей он разрешал.
    - Зубатые сейчас будут рвать когти, есть смысл направить за ними несколько людей.
    - У нас их не так много, да и мы сможем прилететь сюда в любой другой день, чтоб нагнуть их. Главное - спасти колонистов.
   Мало кому было известно, что Совет начал осваивать эту планету пару лет назад, дабы постепенно выкуривать наемников. Терминус часто совершал набеги на эти скопления, и предел Исмара не был исключением. Гаррус считал это глупой затеей, однако ни он, ни Примарх не могли повлиять на политику Цитадели, программой которой стало объединение Млечного пути и искоренение криминальных элементов. Вот только никто из них не видел, сколько этих элементов здесь было, и как они обращались с населением. Почти полное отсутствие финансирование в последний год сделали из колонистов группу смертников.
   Они прошлись по всем домам, но большая часть либо сбежала, либо погибла. Гаррус не нашел ни единого выжившего, хотя проверял каждый трейлер дважды. Среди мертвых тел больше людей - закономерно, учитывая то, что турианцы были гораздо более выносливы.
   В глазах подчиненных он то и дело читал непонимание. Особенно если они натыкались на какую-нибудь семью, погибшую прямо на кухне за столом или в собственных постелях. Гаррус привык к подобной жестокости, но относиться проще так и не научился.
   Может, правда нужно было лететь за Синими Светилами? Какой смысл эвакуировать трупы? Гаррус сложил винтовку за спину и обреченно уселся на ступенях одного из трейлеров. Пусть колония и была небольшой, однако была дорога жизнь каждого, и то, что они не успели вовремя, каждый раз подкашивало. Это мелочь - по сравнению с тм, что случилось почти десять лет назад на Палавене, когда турианцы умирали миллионами. Но смотреть на опустевшее поселение было так же страшно, как и на разрушенную планету после Жнецов.
    - Босс, мы тут нашли кое-кого.
   Трейлер был заперт, но датчики движения все равно фиксировали выжившую особь. Маленькую, наверное, ребенка. Со взломом пришлось повозиться, но Гаррус не стал медлить.
    - Нужен медик на случай травмы, - скомандовал он.
   Замок поддался минуты за четыре, но как только дверь открылась, оттуда вылетело что-то маленькое, вцепившись Гаррусу в ноги.
    - Турианец, - сказал кто-то.
   Странно, что ребенок вот так просто выбежал. Будь он умнее, то спрятался бы где-нибудь подальше, ведь это могли быть и Светила. Гаррус склонил голову, всматриваясь в гребень - мальчику было около трех лет.
    - Тебе ведь было велено спрятаться, - произнес он тихо.
   Вместо ответа он потянул Гарруса внутрь трейлера и ткнул на экран. Камеры были расставлены почти по всех колонии, но проследить за всем можно было только отсюда. И как он различал плохих парней от хороших? Как он вообще не испугался?
    - Скопируйте все данные отсюда. И будет уходить.
   Он взял ребенка за руку - непривычно маленькую - и повел в сторону челнока. Кортез вышел на улицу, рассматривая то, что осталось от колонии, однако, завидев Гарруса, немного оживился. А потом так и замер, когда заметил, что тот был не один.
    - Решил себе ребенка завести?
    - Он единственный выживший. Я распотрошу этим мерзавцам все кишки!
    - Он же все слышит, - Кортез кивнул на маленького турианца.
    - Я думаю, что он сегодня видел сам процесс, так что, я просто озвучиваю ему, как это называется.
   Мальчик не выглядел напуганным - скорее удивленным, но Гарруса держал за руку даже с охотой. Откуда такое бесконечное доверие? Турианцы никогда не отличались доверчивостью, даже в таком возрасте, но о детях Гаррус знал ровно столько, сколько о Туманности Андромеда.
    - Как тебя зовут, маленький герой? - Кортез был ласков, и Гаррус заключил невольно, что из того вышел бы прекрасный отец.
    - Марий.
    - Садись рядом со мной, Марий, я научу тебя управлять этой штукой.
   Гаррус невольно улыбнулся и даже помог мальчика подсадить. Когда подошел остальной отряд, пришлось взять его на колени, чтоб тому было видно, как Кортез нажимает на всякие разноцветные кнопки. Марий был умнее, чем могло показаться, и кое в чем даже разбирался, поэтому Гаррус заключил, что родители его явно были инженерами. Нужно будет поискать о них какие-то сведения.
    - Думаю, Шепард будет счастлива. Еще один помощник.
    - Ага, и еще один голодный рот.
   И все же стоило признать, что мальчик был милым. Интересно, что скажет Шепард, когда увидит их? Она любила встречать Гарруса прямо в транспортном отсеке. Нужно будет отвлечь ее погоней за Синими Светилами.

+1

7

Just close your eyes,
The sun is going down.
You’ll be alright,
No one can hurt you now

Она прячет свой страх за собранностью, за солдатской сосредоточенностью. И у неё получается. Джейн кажется спокойной даже себе самой. И эта мысль, засевшая на периферии сознания — это только безотчётный страх, который она загоняет поглубже и старается не слушать вовсе.
Гаррус вернётся, как и всегда. Сколько бы он ни уходил, он всегда возвращался к ней, невредимый. Щёку ещё согревает его прикосновение. Эти совсем необычные поцелуи для Шепард сродни глотку свежего воздуха. Они делают её невероятно живой, посреди этой бесконечной войны. И она надеется получить ещё один такой, когда муж окажется снова рядом.
Нормандия уже давно стала их единственным домом и представить этот дом без Вакариана она просто не могла и не хотела.
Архангелы не умирают, правда, Джейн?
Никто никогда не увидит страха в глазах капитана. Хотя, конечно, собственной смерти в глаза заглядывать было намного проще, чем отпускать Гарруса вот на такие задания.
Они прошли через ад и не единожды. Неужели, это в самом деле никогда не закончится? И почему прежде никогда это не было так страшно? Шепард старается об этом не думать. Она успокаивает себя тем, что они справились, со всем, что творилось. Это не делало их бессмертными, но разве после того, что было, им может навредить какая-то мелочь?
Джейн устала от этой линии передовой, протянувшейся через всю её жизнь. Даже солдаты иногда устают. Война иссушает. Особенно, когда она так многолика. Посреди всего этого бесконечного круговорота героизма и смертей, ей очень хочется немного спокойствия. Ведь, в конце концов, каждое испытание должно к чему-то вести, разве нет? Так где то самое долго и счастливо?
Таким, как она, это вряд ли положено. Коммандер Шепард не льстит себе напрасными надеждами. Но дело ещё и в том, что помимо солдатской выправки и имени, которое явно останется в истории, в ней есть кое-что ещё. Самое обычное человеческое естество, которое ищет тепла.
Когда вокруг столько боли, а за плечами такой мрак, очень важно найти что-то своё. У Джейн, гордой девочки Джейн Шепард, ставшей отличным военным, был Гаррус. И каждый раз её вполне живое сердце сжималось, если ему хоть что-то могло угрожать. Так наивно и иррационально, глупо, запретно и бессмысленно, но по-настоящему.
Это пугало её до чёртиков. Бояться собственного страха. Она умело делала вид, что ничего не происходит. И понимала, что однажды это станет тем, что её погубит. Сантименты — самый верный способ отправиться в могилу для солдата. И всё же, это того стоило. Пусть стало сложнее, но она никогда ещё не была так счастлива.
Поэтому ожидание казалось мучительным. А любое дело становилось поверхностным. Шепард вела себя как обычно и в то же время мысленно вновь и вновь возвращалась к Гаррусу и снимкам Тали с ребёнком.
Она снова и снова слышала голос мужа, который спрашивал когда дети начинают ползать. И почему это так засело в голове? Эмоции точно мешают работать.
Можно отключиться от чего угодно, но только не от себя самого. Сколько ни бегай, от себя-то удрать точно не получится. Джейн живое тому доказательство. И откуда только эти женские страхи, нелепое желание стать матерью? Она даже себе объяснить этого не могла, не то что кому-то ещё.
Но работа прочищала мысли. Собственный голос звучал увереннее. Кто бы мог подумать, что придётся пытаться скрыться от реальности в своих обязанностях? Сконцентрироваться удавалось с трудом, ожидание отзывалось зудящим раздражением в затылке, но Шепард не была бы собой, если бы не собралась, игнорируя этот факт.
Никто не должен страдать из-за её непрофессионального поведения. Для всего личного есть личное время, в остальных случаях ничто не должно её отвлекать или тормозить.
Справедливости ради, это была первая хорошая идея. Занять себя делом. Кто бы мог подумать, что в попытках успокоиться, можно оказаться настолько работоспособным! Сейчас Шепард одна могла заменить небольшой отряд.
И нервозность постепенно ушла. Не то чтобы совсем, но ощутимо схлынула, перестав наконец парализовывать разум. Привычные дела и знакомая обстановка наконец привели её в чувство. Всё-таки вне поля боя очень легко размякнуть. Именно поэтому лучшими всегда были те, кому нечего было терять. И все смешные и нелепые страхи постепенно улетучились. Она наконец смогла восстановить душевное равновесие в полной мере. Не хватало ещё превратиться в сопливую девчонку! Это попросту недопустимо.
Поэтому к возвращению Вакариана, она была уже в транспортном отсеке и чувствовала себя вполне спокойной. Не так как прежде, а в самом деле.
Джейн сомневалась, что это небольшой вылазкой всё и окончится. Как бы там ни было, Синие Светила не должны уйти от ответа.
Может, она и не спускалась, не видела поселения, точнее того, что от него осталось, но вполне могла себе представить чего следует ожидать. Если верить сообщению, выживших оставалось совсем немного, когда поступил сигнал. Скольким удалось уцелеть и дождаться помощи?
Миротворчество — кровавая работёнка, как раз для солдат. Шепард отличалась обострённым чувством справедливости. И хотя она знала, что не одни только Синие Светила виновны в произошедшем, довольствоваться всё равно приходилось этим. По крайней мере, они могли сделать это место хоть немного безопаснее.

0

8

.   Гаррус позволил своим людям выйти первыми. Пропустил вперед и Кортеза, затем взял Мария за руку и ступил на металлический пол транспортного отсека. Как и любой другой нормальный ребенок, маленький турианец тут же принялся осматривать все вокруг, однако от Гарруса все же не отходил ни на шаг, видимо, ощущая себя здесь чужим. Несмотря на то, что сейчас помещение был битком набито турианцами, да и сама Нормандия была изначально турианским проектом, корабль все равно был человеческим. Не потому что человеком был его капитан – просто царила особая атмосфера, возможно, запах, внешнее оформление и технологии. Даже ИИ Нормандии было похоже на человека, пусть EDI получила свое тело случайно.
   Может ли турианца пугать человеческая раса? Учитывая то, что большинство наемников из Синих Светил набиралось среди людей, это было бы вполне объяснимо. Гаррус понадеялся, что это не сильно отразится на отношениях Мария с Шепард. Командор была строгой, чем походила на турианку, и ее внешний вид был обманчив, однако дети – да и все остальные – в первую очередь обращали внимание сначала на обертку, а лишь потом на то, что находится внутри.
    - Все в порядке, - это должно было успокоить, но на Мария не произвело никакого эффекта, во всяком случае, внешне; и все же Гаррус посчитал своим долгом сказать эти слова.
   Маленький турианец разжал худые пальцы и сделал несколько шагов в сторону одной из панелей, где Кортез устанавливал тактические обновления для челнока. Гаррус не стал его останавливать: Стивен хорошо ладил с детьми, как ему показалось, значит, сможет занять его делом. Мальчик осторожно поднялся на цыпочках, осматривая сенсорный монитор. Видно было, что ему хотелось куда-то нажать, но не хватало смелость – или наоборот хватало ума? – удержаться, дожидаясь разрешения.
   Гаррус последовал за ним, но на полпути остановился, заметив Шепард. Она стояла недалеко от лифта. Думала о том, что это был за ребенок? Почему турианец? Почему он прибыл вместе с Гаррусом? Марий тем временем уже вынудил своими большими любопытными глазенками Кортеза показать, как здесь все работает, и Стивен, не без умиленной улыбки, вызвался ему провести краткий экскурс. Гаррус мысленно поблагодарил его за это, так как сейчас ему предстояло поговорить с Шепард – и речь пойдет об этом загадочном ребенке.
    - Мы нашли Мария в запертом трейлере, он единственный выживший. – Гаррус заметил боковым зрением, как у мальчика дернулись жвалы – вероятно, услышал собственное имя и понял, что речь идет о нем. – Нам нужно… - он знал, что сейчас турианец больше вслушивается в его голос, нежели в речь Кортеза, увлеченно рассказывающего о принципе работы навигации на их челноке. - …поговорить.
   Он не стал дожидаться согласия, лишь кивнул Стивену, чтобы тот еще немного присмотрел за турианским мальчиком, и, коснувшись плеча Шепард, повел ее к лифту. Им лучше поговорить в капитанской каюте. Пропустив командора, как старшую по званию в лифт перед собой, Гаррус немного спешно нажал на нужный уровень. Двери лифта закрылись, скрывая их от глаз Мария. В какой-то момент он почувствовал, что, вероятно, стоило попрсить кого-то из своих людей присмотреть за ним, на случай, если мальчику станет неуютно в обществе человека, но возвращаться сейчас уже было поздно. Он взглянул на Шепард, будто ожидая ее вердикта, но двери лифта открылись раньше, чем они успели что-либо друг другу сказать.

+1


Вы здесь » jazzcross » that’s my home » live with me forever now


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC