Сказка о том, как Кощей все же обрел свое сокровище.
    кроссовер | 18+ | эпизоды    

Тсс, прислушайся. Ты слышишь? Элла Фицджеральд тихонько тянет «Summertime and the livin' is easy...», ветер колышет тонкие ветви ивы, негромко джаз забирается тебе под кожу. Кроссовер «Джаз» раскрывает свои объятия, чтобы ты – именно ты! – начал свою завораживающую историю, полную приключений и по-настоящему глубоких чувств.

jazzcross

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » jazzcross » that's my home » Film-strip #4


Film-strip #4

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


Film-strip #4

ВРЕМЯ:
С 1972 года

МЕСТО:
Преимущественно Англия

УЧАСТНИКИ:
Anthea

https://media.giphy.com/media/kWH4VmTY52GZi/giphy.gif
«Was it nature, was it nurture
Maybe I was just born evil»


Моноэпизод; сборник заметок о становлении Антеи.

+2

2

— Как вы себя чувствуете, Бетани?
Бетани смотрит на доктора Д.И. Хоффмана с удивлением.
Как она себя чувствует, в самом деле?
Прекрасно. Лучше всех. Так, словно, наконец, достала из пальца уже начавшую нарывать занозу.
Можно сказать, она почти научилась летать.
Но, если серьёзно, то как она должна себя чувствовать?
— А вы как думаете?
Д.И. Хоффман видит, что им с Бетани ещё работать и работать.
— Давайте начнём.

Детектив — строгая, уставшая от жизни женщина лет сорока, чем-то похожая на учительницу Бетани из начальных классов, — разговаривает с Мелани Джеймс на кухне. Дверь закрыта неплотно, и Бетани в гостиной ловит каждое слово.
Обычно она любит, когда о ней говорят, но это не тот случай. Этот случай — особенный.
— Миссис Джеймс, — вздыхает детектив, пытаясь привлечь к себе внимание рыдающей Мелани. — Миссис Джеймс, нам нужно понять, как Анджелина оказалась на причале. Она не вела дневник?
Анджелина не вела точно. Бетани бы знала. Наверняка бы знала.
— Андж...
Мелани вновь захлёбывается рыданиями. Бетани думает, что это скоро пройдёт.
— Моя девочка... не вела; не очень хорошо умела писать. Бетани — да. Бетани вела. Раньше. В восемь. Потом — нет.
Потом Бетани узнала, что её мать читает его тоже — когда отец заставил её вернуть украденные серьги однокласснице, — и больше не делилась секретами даже с бумагой.
— Я бы хотела поговорить с Бетани, миссис Джеймс.
Спешно подтянув колени к груди, Бетани сгорбила спину и мрачно уставилась перед собой.
Ей оставалось потерпеть всего ничего.

— Энджи умерла по моей вине, доктор Хоффман. Я виновата. Я всё равно что убила её, понимаете?!
Голос Бетани срывается на крик, и в глазах блестят слёзы. Д.И. Хоффман, наливая девочке стакан воды, думает, что ещё не видел актрисы лучше.
— Успокойтесь, моя дорогая, — мягко предлагает он и отмечает для себя: Бетани называет сестру по имени. Не пытается дистанцироваться от пережитого горя. — Полиция считает, что это был несчастный случай.
— Вы тоже так считаете?
— Уверен в этом.

У женщины-детектива усталый не только голос, но и взгляд. Бетани глядит на неё исподлобья и сжимает в руках плюшевого зайца сестры.
— Мы можем поговорить, Бетани?
— Говорите.
С тяжёлым вздохом детектив садится на диван рядом. Бетани не двигается с места — и не поворачивает головы.
— Спасибо. Ты знаешь, почему твоя сестра пошла на причал одна?
Бетани отвечает не сразу, и как будто бы глухо:
— Мы кормили уток. Последние две недели, когда возвращались из школы, мы вместе кормили уток.
Анджелина всегда хотела попробовать поймать одну, но Бетани ей запрещала — и держала крепко. Бетани говорила ей, что уток готовят на рождество, и к Рождеству они обязательно поймают одну. Мама с папой будут рады такому подарку.
Что ж, теперь им придётся вновь встречать рождество втроём.
Бетани щиплет себя под коленом и шмыгает носом:
— Это я виновата, да?
— Господи! Ну конечно же нет.
Других версий у следствия быть не может.
Женщина-детектив уходит ни с чем. Бетани остаётся, и с ней остаётся заяц, когда-то уже принадлежавший ей.

— Вы не понимаете, доктор Хоффман, — Бетани качает головой и крепче стискивает в объятиях уродливого плюшевого зайца. — Если бы я не повела её к реке, если бы не задержалась в тот день, она бы никогда не додумалась пойти туда сама. Без меня она бы ни до чего не додумалась.
Д.И. Хоффману кажется, что голос её звучит монотонно, вяло. Она, должно быть, уже и сама устала.
Маленькая лгунья.
При всех словесных признаниях у неё не наблюдается поведенческих признаков комплекса вины: она не пытается искупить её и не пытается наказать себя.
Когда он находит в себе силы для ответа, его голос звучит точно также: и монотонно, и вяло. Они, пожалуй, уже оба устали.
— Я всё понимаю, моя дорогая. Вам пора перестать винить себя.

— Как вы себя чувствуете, Бетани?
Бетани смотрит на доктора А.И. Уоллес несколько удивлённо.
Пожалуй, она чувствует себя хорошо, только немного устала. Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы избавиться от доктора Хоффмана, хотя теперь, конечно, она может с готовностью утверждать, что именно его помощь помогла ей встать на ноги.
Определённо, теперь она чувствует себя хорошо.
А как ещё она должна себя чувствовать?
— А вы как думаете? — улыбается Бетани, и А.И. Уоллес видит лишь то, что эта её пациентка в терапии совсем не нуждается.
— Я думаю, вам уже лучше.

Отредактировано Anthea (2018-12-06 00:30:16)

+1

3

У Антеи нежная улыбка и нежный взгляд, но Аманда, на её вкус, излишне назойлива. Аманда спрашивает, в который раз:
— Ты любишь меня?
— Конечно, малышка.
Ответ неизменен.
Антея любит дивные зелёные глаза Аманды в обрамлении пушистых как первый снег ресниц, стройные ноги с округлыми коленями и чувствительные ямочки под ними, удобно ложащуюся в ладонь небольшую грудь. Аманда — само совершенство, которое невозможно не любить.
— Я тоже люблю тебя.
Антея знает. Антея давно этого ждала.

— Берёшь ли ты, Трент Деннингс, эту женщину в законные жёны, обещаешь ли любить и почитать её, в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит вас?
У Антеи место в третьем ряду, и они с Трентом пересекаются взглядами, пока Аманда идёт к алтарю. Её нет в списке приглашённых гостей ни со стороны жениха, ни со стороны невесты, но она должна быть здесь в этот день. Она ждала этого шесть с лишним лет.
— Да.
— Берёшь ли ты...
Антея ждала этого вопроса шесть с лишним лет, с того самого дня, как услышала от Трента "Жаклин пригласила меня" накануне своего выпускного.
Антея ждала и готовилась, и вот оно:
— Нет.
Право, это лучше, чем секс.

Это лучше, чем лично вскрыть кому-то вены и смотреть, как жизнь покидает стекленеющие глаза. Антея жмурится довольной кошкой, трётся щекой о белое бедро Аманды, языком снимает с губ её вкус.
Антея, безусловно, любит Аманду. Всем своим сердцем.
— Ты ведь не бросишь меня теперь, нет?
— Конечно же нет, малышка.
Аманда — само совершенство, но слишком назойлива — на взыскательный вкус. Теперь, когда от неё нечего больше ждать, она наскучивает Антее уже через две недели.
Любовь удивительно скоротечна.

Отредактировано Anthea (2018-12-25 00:15:44)

0


Вы здесь » jazzcross » that's my home » Film-strip #4