Сказка о том, как Кощей все же обрел свое сокровище.
    кроссовер | 18+ | эпизоды    

Тсс, прислушайся. Ты слышишь? Элла Фицджеральд тихонько тянет «Summertime and the livin' is easy...», ветер колышет тонкие ветви ивы, негромко джаз забирается тебе под кожу. Кроссовер «Джаз» раскрывает свои объятия, чтобы ты – именно ты! – начал свою завораживающую историю, полную приключений и по-настоящему глубоких чувств.

jazzcross

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » jazzcross » that's my home » за окошком стемнело - и тянет поговорить [World of Warcraft]


за окошком стемнело - и тянет поговорить [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


за окошком стемнело - и тянет поговорить

ВРЕМЯ:
32 год, война на Расколотых островах идет полным ходом

МЕСТО:
королевская спальня дворца Штормграда (и не подумайте плохого...)

УЧАСТНИКИ:
Mathias Shaw, Anduin Wrynn

https://i.neoseeker.com/ca/game_of_thrones_conceptart_JOdpg.jpg
« ничего-то ты не знаешь, Джон Сноу »


Найти в собственной кровати в стельку пьяного шефа Тайной полиции Штормградского Разведывательного управления - у кого к чему, а у нас - к тому, что кто-то слепой крот, и нет, это не мастер Шоу... к долгим и Очень Серьезным разговорам о внутренней политике.

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (2018-12-11 21:27:43)

+2

2

- Ко-о-огда в подворотне рабо-отал… а кем? неважно - имел я деньжонку! - человек, с очевидным комфортом устроившийся у раскрытого стенного бара, на полу, на роскошном ворсистом ковре  с отличным видом на камин, не пил. Он не пил - он быстро и прицельно надирался. И влезало в рыжеволосого мужчину, от горла до пяток затянутого в черную кожу клепаного доспеха, преизрядно. Нестройный ряд пустых разнокалиберных бутылок, стоявших, лежавших, вяло катившихся по ковру вокруг него, служил тому отличным подтверждением. - И крепко же, братцы, в шалма-ане одном… ик! любил я в те поры… девчонку!

На последних словах исполняемой и без того не самым ровным голосом строки, рыжий внезапно дал слезливого петуха. Рассмеялся рваным, лающим смехом и в который уже раз приложился к горлышку бутылки.

- А снег уж совсем ту находку занё-о-ос, ме-етель так и пляшет над трупом! - рыжий, проявляя чудеса ловкости и баланса: пол опасно ходил под косолапящими ногами - поднялся и начал ритмичное шатание в сторону здоровенной, украшенной балдахином густо-лазурного цвета и кокардами со львиными головами кровати, что стояла чуть поодаль от многострадального ковра и почти пустого уже стенного бара. Лицо рыжеволосого носителя черного доспеха на слове “труп” стало жестким, злым и практически трезвым. Но секунду спустя снова потекло, оплавилось, расплылось в хмельной улыбке. - Ра-азрыл - ик!- я сугро-у-уб и так - еблысь! - к месту прирос, мо-м-ороз заходил - ик! - под тулупом!

С трудом, но добравшись до границ огромного ложа, рыжий плюхнулся рядом с ним на колени и начал утомительный процесс восхождения на матрас. Зубами, локтями, а потом и коленями - он карабкался наверх, оставляя на белоснежном белье яркие, кроваво-красные отпечатки ладоней и черные, как уголь, отпечатки подошв.

- Под снегом-то, братцы, лежала она, закрылися карие очи, - он не пел больше, странный рыжий, он шептал эти слова последнего куплета популярной на штормградском дне песенки, лежа на покоренной им кровати, раскинув руки и ноги поверх очевидно дорогого одеяла. Шептал - и что-то в голосе его, бесплотном, неслышимом, продирало так, что мороз, не иначе как из песни прокинувшийся в жизнь, бежал вниз по позвоночнику. - Налейте... налейте... скорее…  вина… рассказывать... нет... больше…

Куплет так и остался недопетым: исполнитель, замерев в позе распятого за литье фальшивых золотых, заснул…

- Ик! И где… наш… газель?! Вашес-с-ство?! Гиде, я вас-спршиваю, газель?! - рыжий осквернитель кроватей неплохо устроился. Свил себе из роскошного одеяла не менее фешенебельное гнездо и сейчас, подслеповато щурясь, смотрел из него на узкий луч яркого света, ворвавшийся в плотный полумрак спальни из раскрывшейся двери. Кто-то, кого он толком не различал, вроде бы вошел в комнату. Или нет? Или пригрезилось с пьяных до сих пор глаз? - Аваашство?! Ты ли это, мй кроль?!

https://media.giphy.com/media/gQfLKPPhRxmdq/giphy.gif

Отредактировано Mathias Shaw (2018-12-13 01:46:15)

+2

3

Андуин не любил это место. Эту огромную полутемную комнату - так и хочется сказать “залу”, - где могла бы аукаться целая толпа, эту огромную роскошную кровать, кажется, самим своим видом намекающую на то, чем бы на ней надо заниматься. И нет, не сном. Это каждую секунду напоминало, раздражало и давило, как капризный упрек, как вечный взгляд исподлобья. "Здесь должны были быть зачаты поколения и поколения Риннов. А родился только ты. И ты медлишь, все медлишь и медлишь исполнить свой долг". Он умел выбрасывать из головы лишние, давящие и тягомотные мысли - да и, будем честны, как правило он приходил сюда уставшим настолько, что ему было не до лишних размышлений. Но душевного равновесия ему это не прибавляло.

Отец, огромный, как медведь-шатун, и шумный, как водопад, - и тот как-то терялся здесь, казался меньше и как-то… уместнее обычного. Так обычный человек, наверное, выглядит в своей - обычной - спальне. Но его сыну это место было не по размеру, не по форме, не по фактуре. После коронации он покорно, следуя настоятельному совету старших друзей и советников, перебрался сюда - и ни одной ночи с тех пор не спал нормально. Насколько он чувствовал себя не на месте на отцовском троне, насколько тяжел был ему отцовский меч и давили отцовские доспехи - настолько же, подчеркнуто-неуместно, ощущал он себя не на месте в той комнате - там, где, по идее, человек бы должен оставаться наедине с собой, отдыхать и набираться сил на следующий день. Где человек беззащитен и открыт, как улитка внутри раковины.

Он порой думал, что ночевать в тронном зале и то было бы уютнее. В конце концов, он и так почти пустил корни в трон - отчего бы не поселиться там на постоянной основе? Но вот почему-то это усталое предложение вызвало такую бурю искреннего негодования у Генна, что пришлось поспешно признать это не слишком удачной шуткой.

Но если уж говорить совсем честно… не такой уж плохой идеей это и было. Наверное. По крайней мере, в тронном зале ему не чудилось тяжелое сонное дыхание, скрип досок под тяжелой ногой - и не было того ощущения, что он вторгается, пусть и невольно, в ту область… куда ему дороги не должно было быть. Во внутреннюю, в личную жизнь отца - туда, где он был не королем, не отцом, не военачальником - а просто человеком, просто... просто Варианом. Думать об этом казалось почти кощунством. Отец всегда для него был сильным, непоколебимым, цельным, как скала, о которую разбиваются равно волны и корабли. Думать о том, каким он был человеком... это разбивало сердце муками запоздалого стыда. Сожаления - о не сказанном, не сделанном, не увиденном вовремя...

Андуин, подходя к своей-не-своей спальной комнате, кивнул вытянувшимся перед ним стражам - и жестом отпустил сунувшегося было за ним следом слугу. Приготовиться ко сну он вполне мог и самостоятельно, а чужое присутствие рядом сегодня хотелось не длить дольше необходимого. День выдался… своеобразный, а следующий обещал быть не сильно лучше. “Надо как-то сегодня выспаться. Вот за этот самый остаток ночи - и...” - рассеянно думал он, перешагивая порог - и потому заметил, что что-то не так, только шаг и вдох спустя - когда дверь уже закрылась за его спиной.

А запах здесь стоял такой, что перед глазами мгновенно поплыли цветные пятна, какие-то слишком яркие и пестрые в темноте, а пол предательски пошатнулся. И чей-то крайне невнятный голос, раздавшийся со стороны кровати, только завершил картину общего абсурда.

“Кто-то решил меня убить, пришел и… разлил здесь по полу несколько бутылок чего-то крепкого. Глупая версия. Кто-то пытался меня дождаться, и… мда, идея не лучше”, - спутанно думал Андуин, пытаясь как можно быстрее дойти до окна по шатающемуся полу. Он уже было почти решил, что разбитые стекла в окнах - не такая большая цена за то, чтоб унять головокружение прямо сейчас. Но как-то вдруг под руками оказался подоконник, и нашлась задвижка - и вот уже в лицо хлынул - будто мокрой тканью плеснуло по лицу - ледяной, влажный воздух. Андуин стоял, вцепившись пальцами в оконную раму, - а точнее, почти свешивался в окно - и думал, что если его собираются убить - лучше момента и представить себе нельзя. Достаточно просто чуть-чуть подпихнуть его сзади.

Но дурнота быстро унялась, убивать его так никто не пришел - а вот удушающая вонь из комнаты никуда не делась. Пришлось кинуть под потолок горсть медленно падающих и угасающих золотых искр, набрать в грудь побольше воздуха - и быстрыми шагами отправиться в обход всех наличных окон.

И только когда было открыто последнее из них, Андуин снова обернулся к кровати - чтоб при медленно гаснущем свете увидеть там, посреди бардака и разорения, главу Штормградского разведывательного управления собственной персоной.

Гнев вспыхнул в нем, обжигая щеки, и Андуин едва смог удержать голос в рамках спокойного:

- Мастер Матиас Шоу. Извольте объясниться. Что вы делаете здесь… в таком виде?

+2

4

— Радуйтесь! Брат мой, Геракл Зевсид меж богов Олимпийских, как равный, смертию смерть поправ…
…Нет! ну нет же!..
Пожалуйста!
А папа третий день как запил. Никого не пускает. Разве что виночерпия с новой амфорой. Босой, всклокоченный, опухший от беспробудного пьянства, заперся в мегароне. Только и слышно изнутри:
— Радуюсь! Радуюсь!
И кувшином об стену — вдребезги.
Мама боится: угорит он там, спьяну… (с)


- Вшше Всочество? А ты… вы… шо тут длаетте, а? - мастер Матиас шустро, бочком, по-крабьи, не теряя, впрочем, своего одеяльного укрытия, подполз к краю кровати и снизу вверх заглянул в лицо Андуину. - Я? Я тут… ррадуюсь! Вот прдет ваш папа, пдпишет мне отставку - пдпииишет, пдпииишет, куда н дене… ик!.. яся! Я б сбя ваще на плаху отпрвил зза ткое! Пдпишшет - и пйду я… я-я-ааа свобо-оден… слоо-овно птиц в небеса-аах!

Переход к пению был резким и неожиданным. И так же резко эта “песнь козла” оборвалась, прерванная новой порцией лающего смеха. Мастер Шоу, не прекращая смеяться, свесил ножки с роскошной королевской кровати и начал болтать ими в воздухе.

- Мы с вшим папой тут… чсто… чсто свщаемс-ся. Его опять лорды дрконят, да? Я его тут целый день жду-жду, жду-жду… чтоб отставку пдписать… вы ведь вот тоже не стали бы держать начальника рзведки, на месте которого пчти год демон сидел, того, кто всех своих оперативников сам… сам убил... не стали бы? Не ста-али, вы умненький у нас, папина го-ордость. Да и моя, чо уж. Вариан всегда говорит, что вот это в тебе, умище твой - от матери. Тиффин… - тут лицо мастера приняло совершенно мечтательное выражение, зеленые, подернутые алкогольной поволокой глаза закатились, и весь вид его выражал некое благоговейное восхищение. - Умнейшья жнщина была, скжу я тебе… красотка, да-а, у всех мужиков отвал башки происходил, кгда мимо шла… а ей все мы были… до задницы… то исть… тость… до… бзрзличны, во! Ух они с твоим папой ругались поначалу! Крыша у дврца ходуном ходила… а птом ее травить пробовали… я тварей-то взял, ни одна не ушла, но вот кгда она дышать перестала… ууу… дырку в тронном зале в стене заделанную видел? Во-от… эт твой папка лордом Экроем пробил… тот лицо… рррадстное имел… угу… им в стену и вошел… лицом… Эх, Тиффин… такая же умная, как моя Эмбер была… и обеих мы с твоим отцом убили… я - Эмбер, он - Тиффин…

Слезы, чистые, огромные, приличествующие только невинным младенцам и странглторнским аллигаторам, покатились по враз окаменевшему лицу мастера Шоу. Но длился этот слезопад недолго: рыжий нахал словно вспомнил о чем-то, встрепенулся и, соскочив с кровати, на четвереньках шустро подбежал практически к самым ногам Андуина.

- Только ты, Твое Величество, меня кролю того… не закладывай, а? Я тебе чисто как своему пацану, весь базар вот тот - по дружбе… Я ведь после отствки… не жилец особо, да и не хочу… просто достать тех тварей, что Эмбер от моего имени убили… и все… Не заложишь, да? Будь другом…

https://media.giphy.com/media/YkasqFP508jm0/giphy.gif

Отредактировано Mathias Shaw (2018-12-25 23:12:41)

+2


Вы здесь » jazzcross » that's my home » за окошком стемнело - и тянет поговорить [World of Warcraft]